Пресс-служба

+7 (831) 259-58-57 доб. 4488

Написать письмо


Подпишитесь на новости по RSS или следите в соцсетях.

Дефект масштаба

1 ноября 2013 года, Коммерсантъ, Юлиана Петрова


Когда группа ГАЗ сняла с конвейера «Волгу», нижегородский производитель зеркал и бамперов «Автокомпонент» оказался на грани разорения. Однако за четыре года он сумел пробиться в поставщики крупнейших иностранных автопроизводителей. Теперь компания выпускает совершенно новый для России продукт, на котором рассчитывает заработать миллиарды рублей.

В кабинете управляющего директора завода «Автокомпонент» Михаила Ершова непрерывно звонит телефон. Группа «Автокомпонент» покупает своего конкурента — сызранское ОАО «Пластик», и все контрагенты жаждут узнать подробности из первых рук. Сумма сделки неизвестна, но самое главное, что новый владелец возьмет на себя огромный долг «Пластика» в размере 7,3 млрд руб. Между тем четыре года назад сам «Автокомпонент» стоял на грани разорения. У компании был единственный потребитель — нижегородский ГАЗ, устаревшее неэффективное производство и убыток 132 млн руб., по данным «СПАРК-Интерфакс».

Удушливый ГАЗ

«Автокомпонент» был основан в 1999 году московским предпринимателем Юрием Беляевым для поставок на ГАЗ комплектующих. В 2005 году «Автокомпонент» арендовал в Нижнем Новгороде у ГАЗа два корпуса на 20 тыс. кв. м, где производились пластиковые детали интерьера и экстерьера «Волги» и «Газели». Вся продукция компании поставлялась на ГАЗ. Беляев понимал риски работы с единственным заказчиком, но найти новых не мог. Требовалась модернизация производства. И «Автокомпонент» в 2006-м открыл новый цех, взяв в лизинг на 30 млн евро современные термопластавтоматы для литья пластмассовых деталей. В следующем году на «Автокомпоненте» задумались о внедрении производственной системы Toyota. Менеджеры компании посетили предприятия, которые уже ее использовали, но дальше дело не пошло. С 2007-го нижегородцы вели переговоры о создании СП с испанской компанией Ficosa, крупнейшим европейским поставщиком зеркал заднего вида. Среди его клиентов Renault, Volkswagen, Ford, Peugeot-Citroen-Mitsubishi. Но испанцы не хотели вкладываться в площадку в России. Тогда же «Автокомпонент» попытался наладить сотрудничество с Volkswagen, но тот работал лишь с теми поставщиками, чьи системы качества были сертифицированы по стандарту ISO 16949 (ISO 9001 для автопрома). У «Автокомпонента» же такого сертификата не было.

Проще всего оказалось договориться с АвтоВАЗом. Первой ласточкой стало зеркало для вазовской «Приоры». Зеркала для АвтоВАЗа выпускал Димитровградский автоагрегатный завод (ДААЗ). Возможно, так было бы и с «Приорой». Но когда АвтоВАЗ объявил тендер, нижегородцы сконструировали зеркало и подготовили производство быстрее (на это потребовалось 500 тыс. евро). Руководитель проекта «Приора» Сергей Прохоров решил, что будет закупать зеркала в Нижнем Новгороде, пока ДААЗ готовит свое зеркало к производству. Монополия «Автокомпонента» длилась примерно год, затем ДААЗ также стал выпускать зеркала для «Приоры». Однако диверсифицировать бизнес Беляеву не удалось: 99% выручки «Автокомпонента» (около 3,5 млрд руб. в 2007 году) по-прежнему приходилось на ГАЗ.

Гром грянул в кризис, когда объемы выпуска ГАЗа упали с 237,3 тыс. автомобилей в 2008 году до 53,7 тыс. в 2009-м. «Волгу» вообще сняли с производства из-за падения спроса. За ГАЗом рухнули и продажи «Автокомпонента». Его выручка в 2009 году сократилась в 2,5 раза, до 1,4 млрд руб.

«Автокомпонент» вернул ГАЗу один из старых производственных корпусов. Но чтобы выжить, компании нужно было срочно привлекать других клиентов. Ахиллесовой пятой нижегородцев было качество. Если для ГАЗа уровень брака 3–5% поставленной партии комплектующих был привычным, то требования иностранных сборщиков в сотни раз жестче: не более 100 дефектных единиц на 1 млн изделий (100 ppm, или 0,0001%). «Автокомпонент» заключил договор с Toyota Engineering, отправил специалистов на обучение в Японию и начал внедрять систему Toyota.

Завинчивая гайки

В литейном и сборочном цехах «Автокомпонента» повсюду развешаны зеркала с надписями «Ответственный за качество». Работают здесь преимущественно молодые женщины, которые часто смотрятся в зеркала. Стены увешаны графиками брака, фотографиями дефектных деталей и схемами с анализом причин брака.

Но это лишь внешние атрибуты, а японцы копнули глубже. Сначала кружок качества, где сотрудники обсуждали причины дефектов и искали способы их устранения, был создан на участке сборки приборных панелей для «Газели». Впоследствии опыт растиражировали на остальные участки (сейчас таких кружков на заводе 43). Пресс-формы отремонтировали, чтобы снизить брак при литье. Для повышения качества сборки зеркал на «Автокомпоненте» сделали «защиту от дурака» (poka-yoke) — особый бокс, куда помещают деталь для сборки. Он не дает извлечь эту деталь, если хотя бы один винт остался незавинченным. «Автокомпонент» отказался от поставщиков, к которым были претензии по срокам и качеству поставляемых материалов и деталей (таковых оказалась почти половина из 100). Одновременно компания стала четче планировать закупки, из-за чего складские запасы сократились в пять раз.

«Почему российским производителям комплектующих не удается договориться с западными вендорами? Потому что наши заводы ничего не предлагают, кроме площадки. А «Автокомпонент» сначала хорошо модернизировал производство и только потом стал искать иностранных партнеров«,— говорит исполнительный директор аналитического агентства «Автостат» Сергей Удалов.

Экономический эффект от внедрения системы на «Автокомпоненте» к концу 2009 года составил 500 млн руб. Компания получила нужные сертификаты для работы с зарубежными автопроизводителями. Кроме того, отчаявшись создать СП с Ficosa, нижегородцы подписали с испанцами лицензионное соглашение, по которому те передавали свои технологии в обмен на 3% с будущих продаж. К 2010 году, говорят на «Автокомпоненте», уровень брака на сборке снизился в пять раз, с 2159 до 462 ppm. Но это все равно оказалось много. Помогло то, что иностранные автогиганты стали терпимее. Они знали, что в начале 2011-го вступит в силу новое постановление правительства РФ о режиме промсборки, которое требовало от сборщиков увеличить долю локализованных компонентов до 70%. Доверить российским поставщикам производство двигателей иностранцы были не готовы, другое дело — простые детали вроде зеркал или обшивки салона.

В конце 2009 года «Автокомпонент» пробился в поставщики зеркал для «Фольксвагена» и «Автофрамоса» (завод Renault). Также он стал поставщиком второго уровня для иностранных производителей комплектующих, таких как Magna, Valeo, Faurecia и Visteon. Однако главным спасителем предприятия стал опять-таки АвтоВАЗ.

32%. На столько сократились производственные площади «Автокомпонента» после трех лет внедрения Toyota Production System. При этом годовая выручка с 1 кв. м выросла на 216%.

Битый битого везет

Весной 2010 года Юрий Беляев пришел к генеральному директору АвтоВАЗа Игорю Комарову и спросил: как нужно поступить, чтобы стать поставщиком деталей интерьера для нового модельного ряда? Тот ответил: взять в партнеры иностранного производителя деталей интерьера и построить завод по соседству с АвтоВАЗом в ОЭЗ «Тольятти» (возить крупногабаритный пластик, например приборные панели и бамперы, из Нижнего Новгорода в Тольятти было бы слишком дорого).

АвтоВАЗ хоть и вступил в альянс с Renault-Nissan, однако находился в столь же бедственном положении, что и «Автокомпонент». Отечественный гигант планировал обновить модельный ряд, но из 280 основных его поставщиков требованиям Renault-Nissan соответствовали лишь 20. Неудивительно, что Игорь Комаров и вице-президент АвтоВАЗа по закупкам Дамир Кашапов сами свели «Автокомпонент» с потенциальным партнером по приборным панелям — французской Faurecia. Как и испанские зеркальщики, французы не хотели ни строить в Тольятти свой завод, ни создавать СП. Нижегородцы купили у Faurecia лицензию.

Разработка и подготовка к производству деталей для каждого нового автомобиля стоит дорого: от 500 тыс. до 1 млн евро, если речь идет о зеркалах, и 2,5—5 млн евро за приборную панель. Но под заказы АвтоВАЗа банки стали охотно давать «Автокомпоненту» займы, говорит Михаил Ершов. За 900 млн руб. (кредит Сбербанка) «Автокомпонент» построил в ОЭЗ Тольятти завод, который с мая 2012-го начал выпускать 70 видов пластиковых комплектующих для машин АвтоВАЗа, Renault и Nissan. Кроме того, Сбербанк открыл «Автокомпоненту» кредитную линию еще на 1,5 млрд руб.

Представители АвтоВАЗа вспоминают, что сотрудничество с «Автокомпонентом» началось с двух зеркал и крышки двигателя, а сегодня нижегородцы поставляют в Тольятти 250 позиций. По итогам 2013 года ожидается, что доля альянса «Renault-Nissan-АвтоВАЗ» в выручке «Автокомпонента» вырастет до 33% (в 2010-м было 8%). Еще 15% придутся на Volkswagen и западных производителей комплектующих. Доля ГАЗа составит 52%. В ближайшие несколько лет, по прогнозам Ершова, она сократится до 25–30%. «Семь лет мы потратили на то, чтобы снизить зависимость от ГАЗа, и это удалось«,— говорит Ершов. За последние три года выручка «Автокомпонента» выросла вдвое. В 2013 году предприятие планирует заработать 5,6 млрд руб. без НДС. Мощности «Автокомпонента» оказались полностью загружены. Тут-то компания и предприняла авантюрную попытку купить «Пластик», который в полтора раза больше нее.

Конфетка из пластика

«Для нас «Пластик» — прежде всего ресурс«,— поясняет Ершов. Там большие площади, много работников — 2,5 тыс. человек. После снятия с производства вазовской «классики» и «Самары» номенклатура и объемы выпуска продукции «Пластика» сократились в разы. Если в 2011 году выручка «Пластика» составляла 6,4 млрд руб., то в 2014-м ожидается лишь 2,5 млрд руб. При этом, по словам Ершова, «Пластик» — довольно современное предприятие: «Достаточно 15–20 млн евро, чтобы он превратился в конфетку».

Покупка «Пластика» выведет «Автокомпонент» на новый уровень, считает Сергей Удалов из «Автостата». Уже сейчас «Автокомпонент» занимает 50% рынка автомобильных зеркал и 20% рынка приборных панелей. Объединенная компания получит от 30% до 70% российского рынка по пластиковым комплектующим для автомобилей (приборным панелям, деталям внутренней обшивки, бамперам и пр.). По оценкам Ершова, ее оборот в 2015 году составит 12–14 млрд руб. «У нас российских конкурентов не останется — только глобальные игроки«,— говорит Ершов.

Сделка, правда, еще должна получить одобрение Сбербанка — главного кредитора «Пластика». У ОАО «Пластик» огромные долги, все активы заложены в Сбербанке. И у банкиров есть опасения, что «Автокомпонент» рухнет под тяжестью этих долгов. К тому же в долгосрочной перспективе потенциал роста для «Автокомпонента» почти исчерпан. В старейших местах обитания иностранных сборщиков давно обосновались конкуренты: Magna, Faurecia и Visteon — в Калуге; Magna, Faurecia и Calsonic Cancai — в Ленобласти. Да и весь российский рынок автокомпонентов, который, по мнению Удалова, до сих пор увеличивался в среднем на 15% в год, достиг стадии насыщения, и его темпы роста снизятся до 3–5% в год. Поэтому два последних года «Автокомпонент» вновь пытается диверсифицировать бизнес.

На одной из выставок Юрий Беляев увидел пластиковые газовые баллоны. Продукт подходил нижегородцам идеально: и пластиковый, и высокомаржинальный (25% против 10–15% в автопроме), и с большим рыночным потенциалом.

79,1% выручки «Автокомпонента» в 2012 году пришлись на детали интерьера автомобилей, 19,4% — на наружные зеркала.

Покатили баллон

«Я видел, как газовый баллон летал и все крушил на своем пути«,— говорит очевидец взрыва баллона возле кафе «Шоколадница» на севере Москвы. Такие сообщения появляются чуть ли не каждую неделю: бытовых газовых баллонов в стране насчитывается 60–65 млн штук. Ежегодно продается почти 700 тыс. новых железных баллонов примерно на 1 млрд руб. А в мире давно выпускаются пластиковые баллоны, неизвестные российскому потребителю. Они не взрываются, вдвое легче железных. Но и стоят в три-четыре раза больше. Например, цена пластикового баллона на 33,5 л в Москве — в среднем 5,5 тыс. руб., железного на 50 л — 1,8 тыс. руб.

«Автокомпонент» нашел западного партнера — норвежскую фирму Hexagon, крупнейшего мирового производителя композитных баллонов, и создал в Нижнем Новгороде СП — компанию «Ругазко». Год «Ругазко» тренировалась на продажах в России норвежских баллонов и нашла за это время около 40 партнеров. В мае 2013-го она начала делать аналогичные баллоны в Нижнем Новгороде. В России никто бытовых пластиковых баллонов не производит, уверяет генеральный директор «Ругазко» Дмитрий Коржив. Мощность нового производства — 200 тыс. штук в год.

По подсчетам Дениса Тагунова, генерального директора НК «Агат» (одного из трех крупных московских поставщиков технических газов в баллонах), с такими объемами «Ругазко» насытит рынок бытовых баллонов для частных лиц за десять лет. Сегодня баллоны «Ругазко», по словам Тагунова, покупают продвинутые частники, а также бригады, которые занимаются строительством элитных коттеджей. На население и строительный сектор приходится всего 10% рынка газовых баллонов. Остальные 90% — баллоны высокого давления, которые используются в автомобилях и для транспортировки и хранения газов. Но чтобы зайти на него с пластиковыми баллонами, нужна поддержка государства и «Газпрома». В начале 2012-го Юрий Беляев представил проект «Безопасный газ» Владимиру Путину на заседании Агентства стратегических инициатив, где ратовал за ужесточение ГОСТов на баллоны. Путину баллоны понравились. А через год Дмитрий Медведев подписал постановление правительства о переводе 50% общественного транспорта на безопасные виды топлива. Это означает, что в перспективе объем рынка баллонов составит $1 млрд в год. Так в жизни «Автокомпонента» опять появился ГАЗ. Но уже с маленькой буквы.

Доходный метан

«Ругазко» собирается производить композитные баллоны высокого давления (CNG) для автобусов и грузовиков, работающих на метане. Это весьма перспективный рынок. В стране насчитывается около 86 тыс. автомобилей (в основном автобусов и грузовиков) на метане. Продажи баллонов CNG, по оценкам «Ругазко», в 2013 году в РФ составят 17 тыс. штук, а в денежном выражении — 538 млн руб. Это незначительный объем, но к 2020 году количество автомашин на метане должно возрасти до 200 тыс. штук. А объем продаж баллонов CNG составит в 2020 году 40 тыс. штук (1,3 млрд руб.). Но если «Газпром» реализует свои планы увеличить в десять раз число своих автомобильных газокомпрессорных станций (АГНКС) с нынешних 290 до 2,6 тыс. штук в 2020-м, рынок баллонов для сжатого природного газа будет в 2,5 раза больше, около 3 млрд руб. в год.

Эксперт

Юрий Беляев, председатель совета директоров ГК «Автокомпонент»:

— Развитие «Ругазко» сдерживает отсутствие сети газовых заправок и сервисных центров. Ситуация улучшилась лишь после того, как на тему обратил внимание Путин. «Роснефть» собирается построить 1 тыс. заправок. «Газпром» до конца этого года построит 17 газовых АЗС. В 2014-м мы начнем выпуск больших композитных резервуаров для хранения и транспортировки газа. Мы уже получили предзаказы от компании «Газпром газомоторное топливо». Речь идет об огромных суммах, нашими резервуарами будет переоборудовано 1,4 тыс. заправок «Газпром нефти».